Управление рисками интеллектуальной собственности при инвестировании инновационных проектов

В статье анализируется причины, почему в России и других странах СНГ систематически срываются сроки и не достигаются ожидаемые результаты в политике, экономике и законодательстве при решении проблем формирования современного цивилизованного рынка интеллектуальной собственности как одного из ключевых условий инновационного развития и комплексной модернизации национальной экономики. Также анализируется система показателей оценки результативности научных исследований и разработок и их значение для формирования экономики интеллектуальной собственности как условия инновационного развития.

Владимир Лопатин - генеральный директор Корпорации интеллектуальной собственности РНИИИС, председатель национального технического комитета по стандартизации «Интеллектуальная собственность» (ТК-481), заведующий базовой кафедрой «Управление интеллектуальной собственностью» Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, д.ю.н., профессор
Владимир Лопатин — генеральный директор Корпорации интеллектуальной собственности РНИИИС, председатель национального технического комитета по стандартизации «Интеллектуальная собственность» (ТК-481), заведующий базовой кафедрой «Управление интеллектуальной собственностью» Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, д.ю.н., профессор

В условиях глобализации социально-экономических отношений, формирования информационного общества и перехода к шестому технологическому укладу в мире, объективной закономерностью является обусловленность дальнейшего инновационного развития наличием цивилизованного рынка интеллектуальной собственности. Это давно признано в США, Японии, Германии, затем в середине 1990-х годов в Китае, в 2010г. – в РФ, в 2011г. – в Европейском Союзе. Сегодня лидирующие позиции в мировой торговле интеллектуальной собственности занимают страны АТЭС: США, Япония и Китай.

В структуре мировой торговли наряду с традиционными товарами, работами и услугами, финансами и ценными бумагами, в конце прошлого столетия появилась «четвертая корзина» — рынок интеллектуальной собственности. За последние 15 лет ее доля увеличилась на порядок (до 15%), которая обеспечивает дополнительные конкурентные преимущества ее правообладателям, в т.ч. при создании и использовании инновационных технологий, производстве и реализации инновационной продукции. При этом произошла реструктуризация этого сектора рынка (на первое место вышли беспатентные лицензионные продажи – до 80%).

В научно-технической сфере, в т.ч. в ОПК интеллектуальная собственность играет важнейшую роль как механизм создания добавленой стоимости (доля интеллектуальной собственности составляет до 10-15% от цены реализуемой продукции), как средство капитализации активов предприятий и организаций (через нематериальные активы) и как инвестиционный ресурс (где под залог интеллектуальной собственности предоставляют кредиты, займы и банковские гарантии).

Знаковым для России в 2014г. стал переход от признания проблемы формирования современного цивилизованного рынка интеллектуальной собственности как одного из ключевых условий инновационного развития и комплексной модернизации экономики России и других государств СНГ (2010) к оценке масштабов кризисного явления и причин его порождающих. В своем Послании Федеральному Собранию РФ от 12 декабря 2013 г. Президент России В.В.Путин при определении основных направлений политики страны на 2014 год отметил, что «вклад добавленной стоимости, которая образуется от оборота интеллектуальной собственности, в ВВП России – менее одного процента. Это не просто мало, это очень мало. В США этот показатель – 12 процентов, в Германии – 7–8, а у наших соседей в Финляндии – 20».

rniis_1

Заканчивается очередной год, но, похоже, что задача, поставленная Президентом России перед властями всех уровней, останется нереализованной. В этой связи, важно понимать основные существующие и потенциальные риски в этой сфере, а также возможные меры для управления такими рисками с целью предотвращения и/или минимизации их последствий.

Государственное регулирование. Необходимым и обязательным условием успеха в развитии экономики интеллектуальной собственности выступает эффективное государственное регулирование, которое предполагает следующие направления деятельности в этой сфере:

— государственная стратегия инновационного развития через рынок интеллектуальной собственности;

— централизованная по горизонтали и вертикали система государственного администрирования процессами в сфере интеллектуальной собственности в целях снижения административных барьеров развития рынка;

— система учета НИОКТР и распределения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученные при бюджетном финансировании;

— система индикаторов и показателей оценки результативности науки и выполнения государственных контрактов;

— управление правами государства на результаты интеллектуальной деятельности;

— развитая система правового регулирования и единые правила – стандарты формирования, оборота (коммерциализации) и защиты интеллектуальной собственности;

— государственное стимулирование и обеспечение инновационной мотивации баланса интересов автор — соисполнитель-заказчик при бюджетировании НИОКТР;

— компетентная власть и подготовленные кадры профессионалов – посредников в сфере права, экономики и управления интеллектуальной собственности (из расчета 1 посредник на 10 исследователей);

— система эффективной правовой защиты, контроль и надзор в сфере интеллектуальной собственности.

К сожалению, следует признать, что по большинству направлений такое эффективное госрегулирование в этой сфере пока отсутствует, несмотря на заявленные высшим руководством страны приоритеты.

Основные причины этого кроются, с одной стороны, в интересах наших внешних конкурентов: любой ценой (включая подкуп чиновников и экспертов) не пускать Россию и другие страны СНГ на формирующийся рынок интеллектуальной собственности в качестве ее продавцов. С другой стороны, надежда обеспечения баланса интересов и инновационной мотивации в известной триаде: автор- работодатель/правообладатель исключительных прав- инвестор все эти годы разбивается о частный коррупционный интерес «освоения» бюджетных миллиардов теми, кто их распределяет и закрывает госконтракты по числу публикаций и патентных заявок.

По-видимому, настало время спрашивать и нести персональную ответственность, как за действия, так и бездействия тех лиц, из-за которых страна теряла и теряет конкурентные преимущества в этой сфере, даже, по сравнению с ближайшими соседями.

rniis_2

rniis_3

Государственная стратегия.

В качестве единой системы «приводных ремней» реализации стратегий и программ инновационного развития выступают технологические платформы (ТП) и региональные кластеры (РК) – механизмы обеспечения баланса отраслевых интересов на национальном и региональном уровнях соответственно; федеральная контрактная система (ФКС) и целевые программы – механизмы бюджетирования этих процессов, ориентированные на результат; рынок интеллектуальной собственности (РИС) обеспечивает баланс интересов авторов, вузов, научных центров, предприятий и инвесторов в воспроизводстве инновационных технологий и конкурентоспособной продукции на их основе. Игнорирование этих факторов нередко и зачастую приводит к подмене и инновационной имитации вместо инновационного развития.

В рамках обобщения опыта как положительного, так и отрицательного интересно позиционирование Министерства промышленности и торговли Российской Федерации и Правительства Ульяновской области. Если в государственной программе развития российской промышленности, координатором которой выступает Минпромторг России, задача поставлена к 2020 году – увеличить в ходе модернизации по 17 отраслям промышленности, которые являются предметом регулирования данной государственной программы в результате всех вложений (полтриллиона бюджетных средств) их долю в ВВП всего лишь на 0,2 процента, то в Ульяновской области через пять лет поставлена задача увеличить долю 65 предприятий авиакластера в региональном валовом продукте с 8 до 30 процентов, т.е. в четыре раза. Не случайно, по-видимому, с одной стороны, прокуратура оценивает на неудовлетворительно те меры, которые вырабатывает и принимает Министерство промышленности и торговли, и с другой стороны Президент России В.В. Путин дает высокую оценку, называя Ульяновскую область в перечне пяти регионов страны с наибольшим инновационным потенциалом.

В национальных стратегиях развития интеллектуальной собственности (приняты в большинстве стран на постсоветском пространстве (Республика Армения, Республика Беларусь, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Республика Таджикистан, Украина) вышеуказанные сегменты и условия формирования цивилизованного рынка интеллектуальной собственности учитываются не всегда. Начавшаяся в 2012г. по поручению И.И. Шувалова (№ИШ-П8-3689 от 29 июня 2012г.) подготовка долгосрочной государственной стратегии в области интеллектуальной собственности до 2025 года в России осуществлялась в Минобрнауки России на общественной основе. В Министерстве денег на эти цели не нашлось вообще, что делает проблематичным эффективность ее исполнения в органах госвласти. При этом, ярким примером очередного «освоения» бюджетных денег, на наш взгляд, может служить ситуация с конкурсом, проводимым Минобрнауки России в этот же период по лоту «Разработка проекта Концепции управления объектами интеллектуальной собственности в государственном секторе». Конкурс выиграла «виртуальная структура» ООО «Юридическая компания «Группа Независимых Консультантов», сообщившая о себе недостоверную информацию, но которая получила реальные 5 млн. бюджетных денег. Согласно информации Генеральной прокуратуры России, данное ООО за период 2007-2012 годов участвовало в 18 торгах, проводимых этим госзаказчиком, при этом 8 раз признавалось победителем (2007-2, 2008-2, 2009-3, 2012-1). Т.о. и деньги освоены, и стратегии как результата нет. В настоящее время уже около года всякая работа по проекту разработки национальной стратегии фактически остановлена и отложена до 2015г., что связывается с планами создания новой федеральной службы интеллектуальной собственности.

Для повышения глобальной конкурентоспособности национальной экономики и ее трансформацию в инновационную экономику через рынок интеллектуальной собственности, реализации приоритетов экономического развития на основе эффективного взаимодействия национальных инновационных систем в интегрируемом инновационном пространстве, необходима Стратегия развития интеллектуальной собственности и специальная программа формирования и развития рынка интеллектуальной собственности, как составной части мирового рынка интеллектуальной собственности и необходимого базового условия проведения технологической модернизации отечественной промышленности и ОПК.

При разработке и реализации межгосударственной и национальных целевых программ, отраслевых и региональных целевых программ по созданию межгосударственного, национального, отраслевых и региональных рынков интеллектуальной собственности как условия инновационного развития экономики страны, отрасли и региона, важно предусмотреть формирование единого правового режима интеллектуальной собственности как объекта рынка с последующей стандартизацией этих правил, механизмов инновационной мотивации от автора до инвестора через коммерциализацию интеллектуальной собственности и кредитование инновационных проектов под ее обеспечение, введение специализированных подразделений в инновационной инфраструктуре и специально подготовленных ответственных должностных лиц в инновационных ведомствах.

Система государственного администрирования.

С середины 20 века (создание ВОИС в 1967г. при объединении Бернского и Парижского международных союзов) в мире осуществляется централизация и специализация государственного администрирования процессами в сфере интеллектуальной собственности. В странах СНГ это нашло отражение в создании единых межгосударственных и государственных органов с объединением функций администрирования авторских, смежных, патентных и иных интеллектуальных прав в отношении всех основных категорий объектов интеллектуальной собственности (Межгоссовет СНГ по вопросам правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности (2011); Республика Армения (2002), Республика Беларусь (2004), Республика Казахстан (2003), Кыргызская Республика (2010), Республика Молдова (2004), Туркменистан (2013), Республика Узбекистан (2011), Украина (2010). Положительным для повышения эффективности госуправления и снижения административных барьеров в этой сфере является опыт Казахстана, где вслед за Китаем единая госструктура в виде Комитетов интеллектуальной собственности не только централизована, но структурирована по вертикали, вплоть до муниципалитетов.

Сегодня Россия является практически единственной страной на постсоветском пространстве, где функции госуправления и регулирования в сфере интеллектуальной собственности рассредоточены между 24 федеральными ведомствами, что значительно снижает возможности формирования единого рынка интеллектуальной собственности и обеспечение конкурентных преимуществ при реализации Стратегии инновационного развития до 2020г. и модернизации ОПК. Возникает резонный вопрос: почему Россия отстает от этих процессов и кому это выгодно, чтобы национальная экономика интеллектуальной собственности по-прежнему не работала?

Если ранее в 2011г. оптимизация структуры госуправления в этой сфере была сведена Минобрнауки России только к объединению Роспатента и ФАПРИД под эгидой Правительства РФ, а в последствии в 2012г. – под эгидой Минэкономразвития России, то в проектах Указа Президента РФ «О совершенствовании государственной политики в области интеллектуальной собственности» и Постановления Правительства РФ о создании Федеральной службы по интеллектуальным правам, представленных для публичного обсуждения в конце 2013г., предусматривается передача функций и полномочий уже половины (12 из 24) федеральных органов исполнительной власти, имеющих прямые компетенции в этой сфере.

Следует признать, что механическое и формальное объединение этих функций в одном органе власти не решит стратегической задачи развития рынка интеллектуальной собственности. В этих условиях необходимы:

  • передача полномочий в единую Федеральную службу интеллектуальной собственности из 12 ФОИВ (нормотворчество, государственная регистрация, информобеспечение (реестры и БД), методологическое и экспертное обеспечение, подготовка кадров, мониторинг, контроль и надзор);
  • координация деятельности в трех предметных областях в сфере интеллектуальной собственности:
  • правовая охрана РИД (Минобороны, ФСБ и Роскартографии);
  • коммерциализация имущественных прав на РИД (Росборонзаказ, Минфин, Казначейство, ФНС, Росимущество, Росстат, Минэкономразвития, Минобрнауки, Минздрав, Минпромторг);
  • правовая защита интеллектуальных прав на РИД (Минобороны, ФАС, ФТС).
  • вертикаль Службы с созданием представительств в федеральных округах – на первом этапе и субъектах РФ в последующем;
  • нацеленность на формирование и развитие рынка интеллектуальной собственности;
  • проведение комплексной экспертизы в рамках военно-технического сотрудничества в интересах национальных предприятий оборонно-промышленного комплекса как при поставках за рубеж, так и при импорте соответствующих комплектующих, на предмет выявления интеллектуальной собственности и ее правообладателя, ее реальной стоимости, с тем, чтобы минимизировать риски в этой области;
  • при выборе формы государственно-частного партнерства целесообразно применять концессуальное соглашение в области использования технологий и продукции гражданского и двойного назначения, исходя из существующей фактически монополии государства на продукцию военного и специального назначения.

Бюджетирование НИОКТР.

Эффективность бюджетного финансирования НИОКР все еще находится на низком уровне. При росте расходов на НИОКР за последние десять лет в более чем десять раз (8 место в мире) доля наукоемкой продукции по-прежнему составляет около 1% в мировом рынке. При этом структура расходов на НИОКР за последние 20 лет в России не претерпела значительных изменений: более 3/4 – бюджет и 1/4 – частный сектор, тогда как за рубежом пропорция обратная. Структура сектора исследований и разработок в РФ (2007: НИИ – 90%, предприятия – 6%, вузы – 4%) изменилась в пользу вузов, тогда как основным заказчиком НИОКР за рубежом были и остаются предприятия (США – 69%, ЕС -64%, Китай-62%). В то же время при росте госрасходов на науку до 90% средств на модернизацию отечественной промышленности уходит за рубеж на закупку импортных технологий, как правило, не позволяющих производить конкурентоспособную инновационную продукцию для продажи на зарубежных рынках. При невостребованности национальных научных разработок в интересах модернизации отечественного производства уровень импортных поставок технологий и оборудования вырос до критического уровня во всех базовых отраслях промышленности.

Это связано в т.ч., с высоким уровнем коррупциогенности сферы НИОКР (как при распределении бюджетных средств, так и во внешних сделках при освоении государственных инвестиций в модернизацию отечественного производства, что предопределяет нежелание чиновников что-либо принципиально менять. По данным парламентских слушаний, более 40% бюджетных средств, выделяемых на НИОКР до науки не доходит, оставаясь у тех, кто их распределяет — откат. Остальные средства распределяются, нередко, среди аффилированных околонаучных организаций, отчеты которых по результатам таких работ малоинтересны науке и бизнесу. По результатам НИОКР нередко получаются научные отчеты с низким уровнем экономической и научной значимости и с высоким коррупциогенным потенциалом, минимизирующим достижения реального сектора национальной экономики и науки. Это предопределяет наиболее высокий уровень коррупции в этой сфере (по сути, безнаказанно можно осваивать бюджетные миллиарды) и малый интерес бизнеса к софинансированию таких работ и использованию полученных результатов.

При этом отсутствуют действенные механизмы управления правами государства на результаты интеллектуальной деятельности, полученные при бюджетном финансировании. Несмотря на принятые Постановления Правительства РФ № 233 от 22.03.2012 и №458 от 30.05.2013, утвержденные ими для госзаказчиков правила управления правами государства на результаты интеллектуальной деятельности по-прежнему не работают.

Так, например, в единой федеральной базе данных НИОКР, проведенных в РФ с 1982г. по 1.01.2014 г., зарегистрировано около 1,2 млн. НИР и ОКР, из них 90857 было проведено в период 2011-2013г.г., по которым по итогам выполнения НИОКР зарегистрировано только 13713 РНТД, т.е. –1 полученный результат интеллектуальной деятельности (потенциальный объект интеллектуальной собственности) приходится на 7 НИОКР, в 2013 г. 1 РИД – на 4 НИОКР, (в 2012г. 1 РИД на 10 НИОКР). В едином реестре РИД военного, специального и двойного назначения (ведется в Роспатенте) насчитывается свыше 22 тыс. РИД, в т.ч. Минобороны – 11,5 тыс., Роскосмос – 4 тыс., ФСТЭК — 800, МВД — 700, МПТР — 500. Однако, на практике в качестве объектов такого учета под видом РИД в большинстве случаев отражается научно-техническая и конструкторская документация, которая не относится к объектам интеллектуальной собственности, а как информация на материальном носителе с 1 января 2008г. исключена из состава объектов гражданских прав, и, следовательно, не может быть объектом гражданского оборота.

В данных условиях для использования РИД при выполнении госконтрактов в рамках гособоронзаказа и военно-технического сотрудничества необходимо срочное проведение инвентаризации по выявлению и оформлению прав РФ на РИД, содержащиеся в документации, используемые и (или) созданные при выполнении госконтрактов. Одновременно с этим требуют срочной разработки и принятия механизмы распоряжения правами государства на РИД, включая порядок отчуждения и внесения в уставный капитал, передачи в залог исключительных прав на такие РИД.

В связи с этим, необходимы единая методология и механизмы оценки результативности российской науки и эффективности реализации госпрограмм инновационного развития с позиций стратегического аудита и аудита эффективности экономики интеллектуальной собственности (в т.ч. создания добавочной стоимости, капитализации нематериальных активов и обеспечения инвестиций).

В числе первоочередных мер по изменению ситуации в этой области можно выделить:

  • усиление роли министерств, отвечающих за реальный сектор экономики, в регулировании бюджетного финансирования в интересах реиндустриализации национальной промышленности;
  • участие предприятий в определении тематики госзаказа на разработку инновационных технологий, необходимых для модернизации производства и реиндустриализации (интерес к софинансированию);
  • снижение уровня коррупции через принятие и введение антикоррупционных стандартов при размещении госзаказа на НИОКТР и закупки импортных технологий и оборудования;
  • закрепление имущественных прав на РИД за исполнителем НИОКТР/ предприятием, полученных при бюджетном финансировании, на условиях мотивированного использования РИД в выпуске конечной продукции «двойного» и гражданского назначения и обеспечения баланса интересов автор — соисполнитель-заказчик;
  • введение возмездности как обязательного условия предоставления/передачи

госзаказчику по лицензионному договору права на РИД, принадлежащие другим лицам, в рамках выполнения гособоронзаказа, что необходимо для соответствующей мотивации, откуда будет выплачиваться соответствующее денежное вознаграждение авторам, роялти правообладателям и возвращение средств потенциальным инвесторам, которые участвуют здесь, но, при условии – не увеличения цены контракта;

  • упорядочение предоставления прав на использование в рамках гособоронзаказа и ВТС РИД, ранее полученные при выполнении госзаказа (Минпромторг России, Минобрнауки России, Роскосмос и ГК «Росатом»);
  • снижение усмотрений чиновников через нормативную регламентацию, методологию и методики, в т.ч. при распределении исключительных (имущественных) прав на РИД, полученных в рамках технологий военного, специального и двойного назначения, и их и использовании в гражданском секторе экономики;
  • повышение уровня технологий, узлов и агрегатов, которые можно относить к

продукции двойного назначения, с тем, чтобы легализовать интерес предприятий использовать РИД двойных технологий в гражданском секторе производства;

  • разработка методологии и методик отбора результатов интеллектуальной

деятельности, полученных в рамках бюджетного финансирования НИОКТР и оценки прав на них, для последующей передачи от госзаказчика исполнителю этих НИОКТР; проведения комплексной экспертизы (экономическая, правовая, технологическая) при поставках импортного оборудования и технологий в интересах модернизации отечественной промышленности и снижения уровня коррупциогенных рисков;

  • стандартизация процедур и правил в сфере управления, использования и защиты интеллектуальной собственности, в т.ч. в ОПК;
  • включение интеллектуальной собственности в структуру цены инновационной продукции при госзаказе (в т.ч. в рамках гособоронзаказа и ВТС) при условии сохранения/снижения себестоимости инновационной продукции;
  • улучшение условий кредитования и налогообложения при использовании интеллектуальной собственности в инновационных процессах и проектах.

 

Показатели результативности НИОКР.

С точки зрения экономики, за последние 10 лет сфера НИОКР и связанных с ней областей стала наиболее коррупциогенной, наряду с такими отраслями экономики как строительство и дороги. В отличие от западных стран в структуре расходов на НИОКР госзаказ, по-прежнему, все эти годы составляет более 2/3, из которого (по данным парламентских слушаний) более 40% — откат, остальные средства распределяются, нередко, среди аффилированных околонаучных организаций, отчеты которых по результатам таких работ малоинтересны науке и бизнесу. По результатам НИОКР мы получаем научные отчеты с низким уровнем экономической и научной значимости и с высоким коррупциогенным потенциалом, минимизирующим достижения реального сектора российской экономики и науки. Это предопределяет наиболее высокий уровень коррупции в этой сфере (по сути, безнаказанно можно осваивать бюджетные миллиарды) и малый интерес бизнеса к софинансированию таких работ и использованию полученных результатов.

По сути, для сокрытия этой ситуации сегодня по рекомендациям иностранных консультантов внедряется система отчетности и показателей так называемой «экономики знаний», по которым Россию уже можно включать в число мировых лидеров инновационного развития.

Так в системе показателей оценки инновационного развития в области научно-технического творчества заявлены такие факторы инновационного развития, как:

  • численность лиц, защитивших кандидатские и докторские диссертации;
  • число публикаций, содержащих результаты интеллектуальной деятельности, полученные в рамках выполнения проектов поисковых исследований и по итогам выполнения комплексных проектов;
  • удельный вес научных публикаций, входящихв10% наиболее часто цитируемых в мире, в общем числе научных публикаций страны;
  • удельный вес иностранных аспирантов и докторантов в общей численности аспирантов и докторантов;
  • число проведенных международных конференций и семинаров по приоритетным направлениям научно-технического и инновационного сотрудничества;
  • внутренние затраты на исследования и разработки в государственном секторе и секторе высшего образования.

При изменении с 2010г. решением Минобрнауки России показателей регистрационной заявки для включения результатов интеллектуальной деятельности в Единый реестр результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счёт средств федерального бюджета, вести эффективную учетную политику по формированию, распределению прав и их реализации на создаваемые при выполнении НИОКР объекты интеллектуальной собственности, в т.ч. от имени РФ, практически невозможно.

В 2012-2013 годах, несмотря на публичную критику и явную ошибочность такого узкого подхода, оправдывающего рост бюджетных расходов на НИОКТР и процесс их «освоения» без видимых результатов в инновациях, к указанным показателям были добавлены индекс цитирования по числу публикаций и число патентных заявок и полученных патентов. Особенный крен на показатели «экономики знаний» сделан в государственных программах инновационного развития, разработчиком или координатором которых выступали и выступают в этот период Минэкономразвития и Минобрнауки России (по-видимому, не без участия сотрудников ВШЭ – и попутно ответственных чиновников этих ведомств).

rniis_4

Например, сегодня по трем важнейшим госпрограммам развития науки и технологий (Минобрнауки России), инновационной экономики (Минэкономразвития России), развития промышленности (Минпромторг России) в числе основных показателей освоения 4 трлн. рублей на период до 2020 года заявлены: внутренние затраты на исследования и разработки в процентах к ВВП и рост доли внебюджетных средств (до 50%), число публикаций/цитирований в научных изданиях и число патентов/заявок на 10 тыс. человек населения (коэффициент изобретательской активности).

По этим показателям Россия лидирует в мире: по числу ученых (ежегодно 30 тысяч ученых получают дипломы докторов и кандидатов наук), по числу публикаций и их цитированию в области математики, физики и химии РАН занимает первое место в мире, но имеет практически нулевую экономическую отдачу; за последние 10 лет внутренние национальные расходы на науку увеличились в более чем 10 раз (с 46 до 600 млрд. руб.) – 8 место в мире; по числу патентных заявок и получаемых патентов – 6-8 место в мире.

В то же время Россия имеет только 0,3 % продажи доли наукоемкой продукции в мировой торговле, а до 90% средств на модернизацию отечественной промышленности уходит за рубеж на закупку импортных технологий, оборудования и продукции, зачастую далеко не самых современных. При невостребованности российских научных разработок в интересах модернизации отечественного производства уровень импортозависимости вырос до критического уровня во всех базовых отраслях промышленности. Реализация задач инновационного развития по данным показателям закрепляет курс на усиление импортозависимости по всем базовым отраслям экономики, имитацию активности по числу заявок на получение патента и самих патентов без учета уровня коммерциализации исключительных прав на эти технические решения в инновационном процессе. Это не отвечает национальным интересам инновационного развития и задачам реиндустриализации национальной промышленности преимущественно на основе отечественных технологий.

Очевидно, что для решения данной проблемы, необходимо менять систему оценок и индикативных показателей. На смену числу публикаций и патентам, через которые мы бесплатно извещаем весь мир о своих достижениях, должны прийти показатели экономики интеллектуальной собственности. Среди них можно выделить следующие:

  • Доля охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, полученных в общем объеме НИОКР из всех источников финансирования (ежегодное увеличение на 5-10% до достижения мирового уровня);
  • Использование в качестве объекта рыночных отношений исключительных прав на все виды объектов интеллектуальной собственности, в т.ч. за рубежом (20 вместо 3-5 в настоящее время);
  • Доля интеллектуальной собственности в структуре цены инновационной продукции (не менее 10%, в настоящее время практически отсутствует);
  • Доля договоров коммерческого использования интеллектуальной собственности к ее общему объему (увеличение на 5-10% ежегодно до достижения мирового уровня по категориям объектов от авторского права до изобретений, охраняемых патентами, и ноу-хау. В настоящее время только в отношении РИД, охраняемых патентами –2%);
  • Доля нематериальных активов при капитализации (увеличение на 5-10% ежегодно до достижения мирового уровня по категориям объектов и секторам экономики);
  • Уровень контрафакта в продукции, реализуемой на внутреннем рынке, в т.ч. из-за рубежа (снижение на 3-5 % ежегодно до достижения уровня передовых стран);
  • Полное обеспечение подготовленными кадрами в сфере интеллектуальной собственности всех органов власти федерального, регионального и муниципального уровня, учреждений, предприятий и организаций.

Правовое регулирование интеллектуальной собственности. Законодательство России, как и других стран СНГ в сфере интеллектуальной собственности в основном соответствует международным стандартам, все страны участвуют в большинстве международных договоров и соглашений в этой сфере, в т.ч. ВОИС (24) и СНГ (6). В то же время, правовой режим при реализации ряда этих норм входит в противоречие с реальными интересами национальных экономик и бизнес-сообществ в странах СНГ, преимущественно как потребителей, а не производителей охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

В странах СНГ, в т.ч. в рамках Договора зоны свободной торговли, ЕврАзЭС и Таможенного Союза по-прежнему отсутствует единообразие правовых норм в области интеллектуальной собственности, большинство нормативных правовых актов в области инновационного развития не взаимоувязаны с регуляторами формирования рынка интеллектуальной собственности, а принятые документы в полном объеме эффективно не работают.

В этой связи, российский опыт кодификации законодательства в этой сфере с учетом восьмилетней истории с момента его принятия показал, ни одна основная задача кодификации, практически не решена так, как это было заявлено в 2006 году.

С принятием части четвертой ГК РФ единого законодательного источника права в этой сфере правового регулирования создать не получилось. Сегодня одновременно с ГК РФ действуют более 20 законов, регулирующих отношения в трех предметных областях интеллектуальной собственности, связанных с ее правовой охраной, использованием и правовой защитой. ГК РФ в статье 1225 внес принципиальное изменение в определение понятия «интеллектуальная собственность», признавая «интеллектуальной собственностью» сами результаты интеллектуальной деятельности (нематериальные объекты), что не согласуется с положениями Конституции РФ и нормами международного права. Наряду с этим, статья 1226 ГК РФ ввела новый вид прав – «интеллектуальные права». Данный термин не используется в международных договорах Российской Федерации, отсутствует в законодательстве иных стран и не адекватен общепринятому в мировой практике понятию «права интеллектуальной собственности» («intellectual property rights, IPR). С введением указанного вида прав усложнилась классификация прав и правоприменительная практика в этой сфере отношений. Указание законодателем в открытом перечне личных неимущественных, исключительных (имущественных), иных и других интеллектуальных прав без установления их содержания и соотношения между ними существенно тормозит их применение на практике и не способствует развитию рыночных отношений в сфере интеллектуальной собственности и их эффективной защите. Это вынуждает искать разрешение данных неопределенностей и правовых коллизий иными способами, в т.ч. рамках стандартизации в этой области. Так в 2011-2012годах в РНИИИС по заказу Росстандарта был разработан национальный стандарт ГОСТ Р 55386 – 2012 «Интеллектуальная собственность. Термины и определения». В нем даны определения более 400 терминов в привязке к основным этапам жизненного цикла интеллектуальной собственности[1].

С учетом логики ГК РФ, данный национальный стандарт устанавливает, что интеллектуальные права — это права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (объекты интеллектуальной собственности), которые включают:

  • личные (неимущественные) права, в том числе право авторства, право на имя или наименование, право на указание своего имени или наименования, право на неприкосновенность произведения, право на неприкосновенность исполнения, право на защиту фонограммы от искажения при ее использовании, право на обнародование произведения, право на обнародование фонограммы;
  • исключительные (имущественные) права, в том числе право распоряжения, право использования, право разрешать и запрещать такое использование;
  • иные права (неимущественные права, в том числе: право доступа, право на регистрацию программы для ЭВМ, базы данных или топологии интегральных микросхем, право на наименование селекционного достижения; имущественные права, в том числе: право следования, право на отзыв, право на получение патента, право преждепользования, право послепользования, право использования технических средств защиты, право на вознаграждение и право на компенсацию, право на защиту против недобросовестной конкуренции) и другие права.

В то же время, часть четвертая ГК РФ и другие законы изобилует множеством других терминов, не имеющих однозначных определений применительно к области интеллектуальной собственности, что также существенно затрудняет практику их использования.

До настоящего времени сохранили свою актуальность предложения экспертов (с 2006г.) по унификации применяемых терминов, обозначающих сходные или одинаковые объекты, процессы и отношения. Например, термины «импорт» (статьи 1245,1252,1270,1299,1300,1302,1324) и «ввоз» (статьи1358,1359,1421,1454,1484,1519); «продукт» (статьи 1350,1358,1359), «товар» (статьи 1362,1474,1477, 1483, 1486, 1487, 1489,1539), «материал», «материальный носитель», «в материальной форме» (статьи 1252,1259,1260,1261,1262,1302 и др.).

За семь лет ни на законодательном уровне, ни в судебной практике так и не было определено понятие «извращение» произведения (статья 1266); не была раскрыта новая правовая норма «грубые нарушения исключительных прав» (статья 1253), предусматривающая административную санкцию вплоть до ликвидации юридического лица. Также остались не ясны полномочия автора в связи с предоставлением ему права «авторского контроля» и «авторского надзора» (статья 1294), поскольку законодательное предписание по установлению порядка их реализации на подзаконном уровне так и осталось не реализованным. При принятии «антипиратского» закона, вступившего в силу с 01 августа 2013г., ГК РФ был дополнен статьей 1253.1, где был использован термин «материал» наряду с информацией, необходимой для его получения. В контексте использования в части четвертой ГК РФ термина «материал» более 100 раз в отношении разных объектов (вещного права, информационного права, права интеллектуальной собственности) без определения содержания этих терминов можно прогнозировать дальнейшие существенные осложнения для правоприменителей по данным вопросам.

При кодификации с отменой действия шести основных законов в этой сфере не были затронуты международные соглашения, ратифицированные Россией. В то же время данные международные договоры (более 200) содержат нормы, принципиально отличающиеся по объектному и субъектному составу, правовому режиму в отношении объектов и правовому статусу субъектов в данной сфере отношений от новелл ГК РФ.

При кодификации в этот закрытый перечень объектов не попали также научные открытия, которые являются результатами интеллектуальной деятельности и способствуют развитию, прежде всего, фундаментальной науки и техники. Международные организации (Лига Наций, ЮНЕСКО, Объединенное международное бюро по охране интеллектуальной собственности) в первой половине ХХ века неоднократно пытались разработать международные стандарты правовой охраны научных открытий и ввести систему их международной регистрации. В ст. 2 (VIII) Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) от 14 июля 1967 г., права на научные открытия были отнесены к интеллектуальной собственности. После создания ВОИС в г. Женеве 7 марта 1978 года был заключен договор о международной регистрации научных открытий, который, в силу, прежде всего, активного противодействия этому со стороны США, не вступил в силу. В СССР с 1947 г. по 1991 г. действовала система правовой охраны, включающая государственную регистрацию научных открытий и официальное признание прав авторов научных открытий. Постановлением №34-9 от 7 апреля 2010 года Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ принят модельный закон об охране прав на научные открытия путем их государственной регистрации, который регулирует отношения, возникающие с получением, осуществлением и защитой прав на научные открытия в государствах – участниках Содружества Независимых Государств. Данный закон также принят с участием России и предполагает принятие мер по урегулированию на национальном уровне данной области отношений. Так новелла ГК РФ в отношении научных открытий не только противоречит историческому опыту и международным обязательствам России, но и существенно ослабляет инновационный потенциал использования результатов фундаментальной науки в Российской Федерации.

В результате при наличии коллизий правовых норм, в соответствии со статьей 15 Конституции РФ должны применяться нормы международного права, что при множественности таких противоречий увеличивает риски негативных последствий для защиты национальных интересов России[1].

С целью урегулирования существующей правовой коллизии в 2011-2012 годах в РНИИИС по заказу Росстандарта был разработан национальный стандарт ГОСТ Р 55384 – 2012 «Интеллектуальная собственность. Научные открытия». Он является первым шагом на пути определения понятия «научное открытие», закрепления, использования и защиты прав на научные открытия, а также указывает на целесообразность разработки предложений и проектов нормативных правовых актов, конкретизирующих порядок правовой охраны и использования прав на научные открытия в РФ.

Кодификация так и не разрешила сложнейшую проблему и сохранила неопределенность в отношении служебных результатов интеллектуальной деятельности, когда права на результат, созданный одним субъектом, принадлежат другому. В частности, до настоящего времени отсутствует единообразное решение таких важных вопросов, как правовой режим служебных результатов интеллектуальной деятельности, служебного задания, служебных обязанностей и функций, исключающих противоречия и разночтения, и их соотношение с правами на результаты интеллектуальной деятельности, созданные при выполнении государственного (муниципального) заказа; принципы свободного использовании результатов интеллектуальной деятельности (ограничения интеллектуальной собственности) и исчерпания прав; возможность параллельной правовой охраны отдельных результатов интеллектуальной деятельности разными способами.

Вместе с тем, поправки и изменения, внесенные в ГК РФ в 2013-2014г., позволили выявить новые определенные правовые нормы – «закладки», которые действовали и действуют в российском законодательстве в интересах США и других конкурентов на мировом рынке интеллектуальной собственности, предпочитающих видеть Россию и другие страны СНГ в качестве покупателей импортных технологий и продукции, а не продавцов своей интеллектуальной собственности.

Так в результате законодательных поправок (2006г.) национальный рынок имущественных прав на ноу-хау, который к 2008г. только начал формироваться с учетом трехлетней практики действия закона «О коммерческой тайне», был свернут. За это же время, доля продаж прав на ноу-хау за рубежом существенно выросла, и сегодня составляет вместе с авторскими и смежными правами около 80% от всего объема «четвертой корзины» интеллектуальной собственности в мировой торговле, доля которой в рамках ВТО также выросла в этом столетии почти на порядок. По-прошествии семи лет, по инициативе Президента России парламент восстановил прежние нормы в этой области, хотя этого можно было избежать, т.к. в 2006-2007 годах ученые и специалисты неоднократно поднимали этот вопрос и обращали внимание на ошибочность принимаемого решения.

Ранее ценой другой «ошибки», исправленной также по инициативе Президента России, за пять лет действия законодательного запрета на создание малых инновационных предприятий в вузах и научных организациях, введенного по инициативе Минобрнауки России, стали тысячи нереализованных инновационных проектов в вузах и научных организациях России.

В 2014 – 2015гг. вводятся в действие новые правовые нормы-«закладки» в национальном законодательстве, введение которых в действие будет, по экспертным оценкам, существенно тормозить реализацию заявленных инновационных процессов. Так, новелла п.3 ст. 1227 ГК РФ о том, что к интеллектуальным правам с 1.10.2014г. не применяются положения раздела II ГК «Право собственности и другие вещные права», если иное не установлено разделом VII ГК, практически вводит запрет на использование в сфере интеллектуальной собственности таких общегражданских институтов, как общая собственность; долевая собственность и ее раздел; право хозяйственного ведения и право оперативного управления; распоряжение в казенном предприятии и учреждении; приватизация и др.

rniis_5

В соответствии с Федеральным законом от 27.09.2013 N 253-ФЗ «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в 2013г. закреплено исключительное право РАН только на собственное наименование с установлением ответственности за его незаконное использование, игнорируя полностью вопросы интеллектуальной собственности РАН (учет, закрепление, оценка, распоряжение) на другие результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации. В то же время, главным активом РАН является накопленный в госакадемиях наук научно-технический потенциал результатов фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований, проводимых столетия при бюджетном финансировании. В составе современного имущественного комплекса госакадемий наук эти результаты интеллектуальной деятельности и права на них не учтены, в силу чего предлагаемый механизм подобного «регулирования науки» чреват возможностью их полной утраты. С учетом нормы п.3 ст. 1227 ГК РФ, когда интеллектуальная собственность исключается из состава имущества, эта угроза становится реальной. Игнорирование этих обстоятельств на практике может привести к дальнейшему росту незаконного использования в теневой экономике имеющихся результатов интеллектуальной деятельности и утрате национальных технологических приоритетов в угоду конкурентных экономик иностранных государств.

 

С целью урегулирования существующей правовых коллизий и обеспечения конкурентоспособности отечественных предприятий и их продукции, включая ОПК, необходимы:

— комплексная экспертиза принимаемых правовых норм на предмет их соответствия реализации заявленных национальных интересов инновационного развития;

— взаимообусловленность и взаимодействие правовых норм, регулирующих инновационные процессы и развитие рынка интеллектуальной собственности. В этих целях актуальной остается задача принятия национальных законов об инновационной деятельности, в рамках которых важно обеспечить эффективное регулирование и комплексное использование новых институтов инновационного развития: национальные технологические платформы, региональные инновационные кластеры, контрактная система и рынок интеллектуальной собственности;

— подготовка и внесение поправок в ГК РФ, включая восстановление информации в составе объектов гражданских прав и гражданско-правового оборота (ст. 128) и отмену действия п.3 ст.1227.

В целях обеспечения конкурентоспособности национальных предприятий и организаций в рамках ВТО и усиливающейся недобросовестной конкуренции со стороны ряда зарубежных стран (прежде всего, США и ЕС) следует предусмотреть активное использование института национальной и межгосударственной стандартизации:

— ускорить рассмотрение и принятие федерального закона «О стандартизации», предусматривающего введение правила «нормативной ссылки», при котором применение стандарта из добровольного становится обязательным;

— госзаказчикам, корпорациям, предприятиям, вузам и научным организациям активнее использовать принятые национальные стандарты в сфере интеллектуальной собственности: ГОСТ Р 55386 – 2012. Термины и определения; ГОСТ Р 55385 – 2012 Научные произведения; ГОСТ Р 55384 – 2012 Научные открытия, а также ускорить принятие и введение в действие нового стандарта ГОСТ Р «Интеллектуальная собственность. Распределение интеллектуальных прав между заказчиком, исполнителем и автором на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, создаваемые и/или используемые при выполнении НИОКТР»;

— с учетом явной недостаточности бюджетных средств и актуальности разработки, принятия и введения в оборот национальных стандартов для ОПК в рамках программы национальной стандартизации на 2014-2015гг., предложить Минпромторгу России и государственным корпорациям в сфере ОПК выступить созаказчиками этой работы в интересах дальнейшей стандартизации правил формирования, оборота (коммерциализации) и защиты интеллектуальной собственности в ОПК (служебные результаты интеллектуальной деятельности и вознаграждение за них, управление интеллектуальной собственностью в государственной академии наук, таможенная защита интеллектуальной собственности, управление интеллектуальной собственностью в университете, в т.ч. при дистанционном обучении; управление интеллектуальной собственностью в государственной корпорации; управление интеллектуальной собственностью в рамках гособоронзаказа, военно-технического сотрудничества и при использовании технологий двойного назначения в гражданском секторе экономики;

— предусмотреть в планах межгосударственной стандартизации на 2014-2017 годы принятие на их основе межгосударственных стандартов;

— при сертификации системы менеджмента качества для предприятий по вопросам гособоронзаказа предусматривать вопросы правовой охраны, использования и защиты интеллектуальной собственности;

— ускорить создание в 2014 г. межгосударственного технического комитета по стандартизации в сфере интеллектуальной собственности на базе национального технического комитета по стандартизации «Интеллектуальная собственность» ТК-481 (с юрисдикцией для СНГ, стран ЕврАзЭС и Таможенного союза) и подкомитета/ международного комитета по интеллектуальной собственности.

Кадры. Существующая практика в области управления интеллектуальной собственностью свидетельствует о крайне недостаточном уровне организационного и кадрового обеспечения в этих вопросах. Нередко вся деятельность в организациях и предприятиях сведена к деятельности прежних патентных (патентно-лицензионных) отделов или патентоведов. В то время как единая система управления от отбора РИД и их экспертизы в экспертной комиссии до коммерциализации исключительных прав и работы отдела кадров и бухгалтерии по обеспечению инновационной мотивации авторов, по-прежнему, отсутствует. Сохраняется высокий уровень правовой и экономической безграмотности в государственных органах, вузах, научных организациях и предприятиях при отсутствии подготовленных кадров в сфере экономики, права и управления интеллектуальной собственности на местах. Неоправданно затягивается принятие Минобрнауки России государственных образовательных стандартов по подготовке бакалавров и магистров по направлениям экономики, права и управления интеллектуальной собственности, а также профессиональных стандартов в этой сфере.

В этих условиях важно предусмотреть в рамках национальных, отраслевых и региональных программ развития рынка интеллектуальной собственности формирование государственного и корпоративных заказов на подготовку/ переподготовку кадров, в т.ч.:

  • разработать программу переподготовки и повышения квалификации преподавателей по интеллектуальной собственности;
  • в рамках ежегодных программ повышения квалификации и переподготовки государственных служащих и судейского корпуса предусмотреть средства на повышение уровня их квалификации в области права, экономики и управления интеллектуальной собственности;
  • утвердить образовательные стандарты подготовки специалистов, бакалавров и магистров по направлениям права, экономики и управления в области интеллектуальной деятельности и принять меры по созданию системы непрерывного профессионального образования в этой сфере.
  • разработать и принять в первоочередном порядке поправки в соответствующие законодательные акты, закрепляющие необходимость наличия у отдельных категорий работников в инновационной сфере специальной квалификации в области интеллектуальной собственности; принять квалификационные требования специалиста в области интеллектуальной собственности.

Правовая защита и контроль. По оценке Министерства обороны, сегодня неизвестно ни одного прецедента судебной защиты прав нашего государства на РИД за рубежом. В то же время, в реестре Роспатента содержатся свыше 22 тысяч РИД военного, специального, двойного назначения, из которых ни один не включен в единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. Признавая актуальность взаимодействия государственных органов власти и соответствующих операторов в рамках военно-технического сотрудничества, в части касающейся правовой защиты, включая таможенную защиту при международном сотрудничестве прав на результаты интеллектуальной деятельности военного, специального, двойного назначения необходимо активнее использовать альтернативные патентованию способы правовой охраны на РИД военного, специального, двойного назначения, включенные в перечень Роспатента, как объектов авторского права и смежных прав, для последующей ретрансляции этого реестра Федеральной таможенной службе, и включения по установленным порядку и правилам этих уже охраняемых РИД в Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности для последующего использования механизмов международной таможенной защиты российской интеллектуальной собственности в рамках экспорта продукции военного, специального, двойного назначения.

В целях повышения эффективности государственной правовой защиты в сфере интеллектуальной собственности важно предусмотреть меры, по обеспечению эффективной координации взаимодействия государственных органов при специализации соответствующих подразделений и повышении квалификации должностных лиц и сотрудников, в т.ч.:

  • создание в системе правоохранительных органов специализированных подразделений по защите интеллектуальной собственности в информационно-телекоммуникационных сетях, включая Интернет;
  • создание судебных коллегий (составов) по делам интеллектуальной собственности в областных и равных им судах, соответствующую специализацию судей районных судов для обеспечения необходимого уровня судебной защиты по таким делам;
  • создание единой специализированной информационной базы данных (в т.ч. создание единой базы данных судебных постановлений в сфере интеллектуальной собственности) и государственной информационной системы по противодействию правонарушениям в сфере защиты прав потребителей, интеллектуальной собственности и сертификации продукции и обеспечение обмена данными в информационных сетях между государственными и межгосударственными органами;
  • введение в действие Единого таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности в рамках Таможенного Союза, предусмотрев расширение числа объектов, подлежащих включению с учетом национальных интересов;
  • наделение таможенных органов полномочиями по производству неотложных следственных действий в отношении преступлений в сфере интеллектуальной собственности, в т.ч. в рамках борьбы с контрабандой, для чего предусмотреть законодательную криминализацию этих правонарушений;
  • упрощение процедуры и сокращение сроков урегулирования споров в рамках правовой защиты государственных интересов при экспорте продукции военного, специального и двойного назначения.

Кроме того назрела необходимость принятия системных решений в области подготовки достаточного числа профессиональных экспертов по этим вопросам, т.к. нередко и зачастую экспертиза, в т.ч. судебная, в области интеллектуальной собственности сводится к бессистемным, неупорядоченным действиям неопределенного числа самопровозглашенных «судебных экспертов» и «экспертных организаций», которые подыскиваются самими сторонами судебных споров, порою, под свои пожелания без учета уровня профессионализма и качества экспертизы.

Указанные стратегические риски в рассматриваемых сферах для инновационного будущего возможно преодолеть только при существенной корректировке государственной политики в этой сфере во всех ее измерениях: правотворчестве, правоприменении и развитии правосознания.

Когда мировой технологический рынок уже поделен, и нам изначально отводится, в лучшем случае, место сборки продукции по иностранным технологиям, зачастую далеко не самых современным и по ценам, порой, в разы, превышающим рыночные, что заранее делает производимую на этом оборудовании продукцию неконкурентоспособной на мировом рынке, чтобы изменить эту ситуацию, быть продавцами, а не покупателями надо быть готовым и уметь бороться за свои национальные интересы и формировать, в первую очередь, свой сегмент рынка интеллектуальной собственности по евразийской оси (в рамках Союзного государства- Таможенного Союза — ЕврАзЭС- СНГ – ШОС — БРИКС).


 

[1] Заключение РНИИИС на концепцию проекта четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации от 19 марта 2006 г.// Белая книга… С. 115

[1] См.: ГОСТ Р 55386 – 2012 «Интеллектуальная собственность. Термины и определения»; Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность. Словарь терминов и определений. РНИИИС, М., ИНИЦ «Патент», 2012 -150С.

Leave a Comment